Голуби

Прогуливаясь с дочерью, часто покупаю семечки. Мы кормим голубей. Нравится дочери наблюдать, как слетается стайка голубей, воркует любезно, проглатывая очередную горсточку с её маленьких ладошек. Её большие голубые глаза отражают восхищение, радость и счастье при этом. Я беседую с дочерью: рассказываю об этих славных птицах, о вечном желании человека летать, о свободе полёта.

Мне было лет одиннадцать, не больше. По соседству с нами жил Лёня; он только что кончил школу и готовился к большой жизни. Любил я этого человека, по-дружески. Мне всегда ставили его в пример: никто из ребят так не вырезал деревянных машинок, разбирался в велосипедах, выделывал на турнике сложные элементы гимнастики как он. Все мне говорили и убеждали, что он — пример, достойный уважения и подражания. По наивности детской ещё натуры, я тому и следовал безропотно. Тем более, всегда хотел иметь старшего брата.

Стоял ничем неприметный летний солнечный день. Я сидел в своем саду под тенью яблонь, наслаждаясь ароматом листвы, озорным чириканьем воробьёв и читал очередную книгу Жюля Верна. Погружался в тайны океана, дальние моря и страны, магию мироздания, романтику мореплавания, научные происки персонажей.
Услышал чьи-то приближающиеся шаги — это был Лёня, — он пригласил меня на какое-то важное для него дело, объяснив, что одному ему никак не справиться. Я с удовольствием отозвался на его просьбу. Ещё бы! Тем более, обещано мне было нечто весьма приятное и интересное.

Горел костёр. С громким треском горели дрова, дым въедался в одежду и скверно щипал глаза, вызывая едкую слезу, на костре кипела вода в ведре. Я стоял и смотрел молча на пламя, размышляя над таинством и магией огня. В это время подошла мама Лёни. Обратил внимание на странный мешок в её руке. Нечто странное творилось с мешком — он издавал звуки и беспорядочно шевелился из стороны в сторону. Оказалось, там были голуби. Я обрадовался такой возможности близко разглядеть этих красивых птиц, более, потрогать их. Я взял в руки голубя и гладил его, он же внимательно разглядывал меня. Лёня последовал за мной.

Вдруг что-то тяжелое с шумом упало на землю. Комок бился, и кровь сочилась из него. Не сразу сообразив, что произошло, я подбежал и взял на руки этот комок. Это был голубь, лишённый головы. Мне стало дурно.
— Ну, и дурень же ты, Сашок, — услышал я голоса Лёни и его матери, — чего так разволновался-то?
— Что вы делаете, ироды? — закричал я и спешно стал высвобождать из мешка голубей.
Искры полетели из глаз моих, дыхание перехватило и меня сильно отбросило в сторону. Удар в солнечное сплетение мгновенно смирил моё возмущение. Я лежал, задыхаясь и корчась от боли, а Лёня брал за голову очередного голубя и резким движением руки вниз лишал его жизни. Мать его в то время выщипывала бедных птиц. Кровавые перья вылетали из её рук, кружили в воздухе и мягко падали на траву.

Ночью со мной случился сильный жар и спал я плохо. Снился мне костёр, над ним парили голуби и размахивали крыльями, пытаясь потушить пламя; рядом, сломя голову, бегал Лёня, отгонял этих славных птиц — голубей.

 

Числа 07 октября месяца 2008 года от РХ
г. Москва


Добавить комментарий